«Родитель номер раз», или чудеса политкорректности

Очередной приступ политкорректности

Американцы удивили мир очередным приступом политкорректности: в заявке на получение паспорта слова «отец» и «мать» заменили на «родитель № 1» и «родитель № 2»…

В Госдепартаменте такое решение официально объясняют тем, что гендерная идентификация родителей морально устарела: в США ежегодно растет количество официально зарегистрированных однополых браков, а детей, воспитывающихся в нетрадиционных семьях, уже более полумиллиона. К тому же высокие технологии и вовсе позволяют сейчас завести ребенка одному родителю. При всей внешней безысходности формулировки судьба таких детей — воспитываться только «родителем номер раз».

Товарищ женщина

В этом смысле западная политика толерантности оказалась куда изощренней привычного нам с детства сурового и бесхитростного тоталитаризма. В обществе, где женщины отказываются быть женщинами, вряд ли возможно построить какие-либо отношения, выходящие за рамки бизнес-схем. И это не преувеличение. Многие наши соотечественники, попавшие за рубеж, уже успели оценить воинствующую толерантность на собственном опыте. Вот что об этом говорит, например, ученый и писатель Владимир Буковский:

«Впервые с политкорректностью я столкнулся в 1983 или 1984 году. Я шел в свою лабораторию, а навстречу по лестнице спускались две девушки. Я придержал для них дверь. Они поглядели на меня с презрением и сказали: «Мужская шовинистическая свинья!». Я ничего не понял и очень удивился. Рассказал коллегам, они стали смеяться: «Да это из университета Беркли. Оттуда идут все леворадикальные движения. Это какая-то новая мода — феминистки; они говорят, что когда мы, мужчины, обращаемся с женщиной как с женщиной, мы ее этим унижаем».

Для западных феминисток женщина — это социальная концепция, а не биологический объект. Они считают, что если бы мужчины вели себя с женщинами как полностью себе подобными, то само слово «женщина» потеряло бы свою актуальность. Зародилась такая концепция в 1984 году в университете Беркли. Тогда над ней все потешались. Сейчас, если вы попробуете в приличном общественном заведении, скажем штата Мэриленд, хотя бы намекнуть особи женского пола, что она женщина, вы сильно рискуете получить пощечину по вашему шовинистическому фейсу. И при этом, конечно, не сможете дать сдачи своему оппоненту, потому что ваша попытка восстановить равноправие будет истолкована как опять-таки буйное проявление шовинизма, за который «мотает срок» в западных тюрьмах уже не одно поколение «родителей номер два».

Конечно, нечто похожее было и в Советском Cоюзе. Вспомните бесполое обращение «товарищ», совдеповские пиджачки, тщательно скроенные так, чтобы максимально скрыть все неровности женской фигуры. Но, хвала небесам, до пощечин при попытке подать даме ручку при выходе из автобуса мы не докатились.

Бог женского пола

Настоящий феминизм — движение фанатиков. И как любая экстремистская организация — в своей прямолинейности часто забывает об элементарной логике.

Как, например, можно объяснить акцию американских феминисток, решивших переписать Библию, дабы Бог в ней был женского пола? Перед тем как ее затевать, дамам неплохо было бы определиться: или мы полностью отказываемся от половых различий, или мы делаем акцент на них. Третьего не дано.

Стоит ли говорить, что если по мановению руки нескольких неудовлетворенных жизнью женщин переписывается Библия, то участь других произведений в обществе, охваченном эпидемией толерантности, и вовсе не завидна.

Шекспир в наше время на западе бы точно не выжил. Половину его пьес там уже и не ставят: «Венецианский купец» — антисемитизм, «Отелло» — расизм, «Укрощение строптивой» — сексизм… Одна учительница в Лондоне отказалась вести свой класс на «Ромео и Джульетту», назвав спектакль «отвратительным гетеросексуальным зрелищем». Здесь, как говорится, «no comments».

Политкорректность — оружие массового уничтожения

Жил такой философ — Герберт Маркузе. Он был последователем Маркса, но не соглашался с ним в том, что оружие революции — массы. Герберт был уверен, что оружие революции — это как раз меньшинства — не важно какие. «Стоит только патологию объявить нормой, а норму — патологией, и мы разрушим буржуазное общество», — говорил Маркузе.

И если бы Герберт дожил до наших дней, то, наверное, он бы пустил слезу: все происходит в точности по его заветам. По крайней мере, на западе. Политкорректность может быть прекрасным инструментом манипуляции. Ведь, чтобы управлять человеком, надо сначала ограничить его свободу. А что, как ни ограничение свободы, бескомпромиссная фраза: «это не политкорректно!», — в ответ на любое нормальное естественное человеческое проявление.

Так уж получилось, что наш не политкорректный Создатель сделал нас разными. Отвергать эти различия — право каждого. Но, как говорит другая известная политкорректная пословица, «свобода моего носа заканчивается там, где начинается свобода твоего носа». И хорошо бы тем, кто хочет уравнять всех «под себя», изредка вспоминать, что права меньшинства не должны быть обязанностью всего человечества.

Автор статьи: Наталья Шпынова

Голосов: 23, рейтинг: 4.43
Комментарии
Вам необходимо авторизоваться для добавления комментариев.
Авторизация | регистрация
Варвара
10.02.2011 11:37
То-то я гляжу - наши мужики с опаской поглядывают на двери там разные, не знают - то ли самому туда идти, то ли тебя пропускать:)) Американских фильмов насмотрелись, страдальцы:)
10.02.2011 11:51
Всегда знала, что американцы - придурки, но чтоб настолько...
Buka
10.02.2011 13:24
Мде.. как-то и правда стало даже думать страшно. У этих больных америкосов уже вчерашние рабы негроидной рассы имеют больше прав, чем белые, гомосеки больше, чем гетеро... что за бред собачий? и правда, когда патология стала нормой?
Майк
10.02.2011 13:52
Когда патология становится нормой, то через одно-два поколения это общество завоевывают варвары (у которых нет такой патологии).
Крис
10.02.2011 15:03
ДА, мы со своим быдлом это с радостью доказали всему миру
Макс
10.02.2011 22:27
А где статья про мужские страхи?
Страницы: 1  2